Меню

Чернобыль: ликвидация катастрофы

26 апреля 2017 в 13:00 Просмотров: 1

26 апреля в России отмечают День памяти погибших в радиационных авариях и катастрофах. 31 год назад на Чернобыльской АЭС произошла крупнейшая в мире техногенная катастрофа. Её последствия могли бы быть намного серьезнее, чем они стали, если бы не самоотверженность участников ликвидации последствий аварии, которые рисковали своей жизнью, защищая людей от дальнейшего распространения радиации.

Юрий Михайлович Климов работает водителем всю свою жизнь. Последние 22 года — в Балашихинском отделе вневедомственной охраны ГУ Росгвардии по Московской области. В 80-х он был водителем Всесоюзного НИИ гидрогеологии и инженерной геологии, участвовал в экспедициях по всей стране. Весть о Чернобыльской катастрофе застала его на крайнем севере — в Надыме. В срочном порядке Юрий был переведен в Украинскую ССР.

Для ликвидации последствий радиоактивного загрязнения требовались не только ученые, но и профессиональные водители, способные работать в экстремальных условиях, таким, как раз, и был Юрий Михайлович. Вместе с сотрудниками НИИ гидрогеологии он отправился в экспедицию в Припять на 3 недели.

Задачи ученых были не из легких — нужно было сделать заборы воды из источников, находящихся рядом с эпицентром катастрофы — Чернобыльским реактором и его окрестностями. Но не намного легче былои Юрию. Никто не знал, что ожидало путников на обезлюдевших дорогах еще год назад процветавшего уголка Советского Союза. Нужно было доставить ученых к месту назначения, обеспечить их быт и т.д.

Условия, в которых проходила Чернобыльская экспедиция, были предельно жесткие. И дело было не только в риске облучения. Март 1987 года выдался очень холодным. Морозы стояли ниже 20 градусов, а снега намело столько, что сугробы были вышиной с кабину ГАЗ-66, водителем которой и был Юрий Михайлович. Ночевать приходилось в автомобиле. Нагретая примусом кабина к утру постепенно остывала. От холода экспедиторы просыпались — так начинался день.

Впечатления от увиденного в зоне ЧАЭС остались у Юрия на всю жизнь. Сегодня, как и 30 лет назад, предстает в воспоминаниях кислотно-рыжий хвойный лес вокруг 4-го энергоблока. Деревья первыми приняли на себя смертоносный удар расползающихся во все стороны изотопов йода. Из вечно зеленых они стали ярко-оранжевыми. Позже их вырубили. Но вся растительность в этих местах до сих пор питается влагой из радиоактивной почвы и таит в себе угрозу.

Припять запомнилась брошенными машинами на площади. Автомобили, которые в СССР мог позволить себе далеко не каждый обыватель, были теперь никому не нужны.

Радиации Юрий Михайлович не боялся, хотя дозиметры в кабине автомобиля нередко пищали. Главное было сделать положенную работу.

По возвращении из зоны автомобиль проходил контроль на новейшем японском оборудовании. Машину остановили и развернули назад. С внутренней стороны крыла был прилипший кусочек радиоактивной земли. Юрию вручили костюм радиационной защиты и специальные средства, с помощью которых он удалил зараженный кусочек Чернобыльской почвы.

С момента аварии на ЧАЭС прошло более 30 лет. За эти годы радиоактивные изотопы йода-131 уже распались, над 4-м энергоблоком возвышается саркофаг, но последствия катастрофы невозможно переоценить. Судьбы людей, участвовавших в ее ликвидации, сложилась по-разному: кого-то доза радиации обошла стороной, а кто-то отдал свое здоровье и даже свою жизнь ради спасения людей и окружающей среды.

Их подвиг останется в памяти благодарных поколений. 

Пресс-служба Росгвардии по Московской области.